Вы здесь

 

За землю чугуевскую

мужественно сражался в боях лейтенант Сергей Жаров из Подмосковья

Детство и юность Сергей Жаров провел в подмосковной Коломне. Здесь окончил школу-семилетку, здесь же после окончания школы фабрично-заводского ученичества при Коломенском вагоностроительном заводе работал на нем литейщиком в металлургическом цехе. Потом судьба забросила Жарова в города Белев и Одоев Тульской области, где он какое-то время работал каменщиком на стройках. В начале 30-х годов Жаров вернулся в Москву и продолжил работать по специальности каменщика.

20 ноября 1934 года Фрунзенским РВК города Москвы Жаров был призван в ряды РККА. После окончания учебки служил под Ленинградом командиром отделения бронеавтомобилей в 19-й механизированной бригаде. Подумывал стать военным-танкистом. Но танкистскому будущему младшего командира Жарова помешала любовь - в Москве его ждала любимая девушка Лена. Демобилизовавшись в ноябре 1936 года, Сергей Жаров вернулся в столицу и сразу же женился, а в следующем, 1937 году, у молодоженов родилась дочь Валентина. Жаров в это время устроился работать шофером на кондитерскую фабрику «Рот-фронт». За баранкой «эмки» исколесил всю Москву и Подмосковье. В 1938 году в семье Жаровых еще появилось пополнение - родился сын Владислав. В этих радостных заботах текла мирная довоенная жизнь. В мае 1939 года Жарова призвали на сборы переподготовки командного состава запаса. 3 летних месяца он провел в полевых лагерях под поселком Гороховец Владимирской области и вернулся домой в звании младшего лейтенанта.

Уже 28 июня 1941 года дивизия, в которой служил Жаров, начала выдвижение к фронту. К середине июля гитлеровские войска прорвались на рубеж реки Днепр от Орши до Могилева и далее до Рогачева. Здесь Жаров принял боевое крещение. Его пулеметы приходилось использовать не только при частых авианалетах, но и для стрельбы по наземным целям. Однажды бойцам Жарова пришлось даже вступить в бой с гитлеровским десантным отрядом, заброшенным в тыл наших войск. 2 месяца рубеж по реке Сож гитлеровцам преодолеть не удавалось.

В начале апреля 1942 года дивизия прибыла на Юго-Западный фронт, вошла в состав 38-й армии и заняла оборону по реке Северский Донец. Взвод Жарова держал оборону у села Скрипаи, которое в то время входило в состав Чугуевского района. До Харькова отсюда было чуть более 40 километров, и обстрелы обеих сторон через реку здесь были практически непрекращающимися. Над головами советских бойцов безраздельно властвовала гитлеровская авиация, по которой пулеметы лейтенанта Жарова немедленно открывали огонь. В свою очередь немецкие летчики в первую очередь охотились на наши средства противовоздушной обороны. Наверное, поэтому в полковых подразделениях ПВО никто подолгу не задерживался. Не стал исключением и Жаров, уже в конце апреля 1942 года получив ранение и оказавшись в полевом госпитале в селе Великий Бурлук.

Пока Жаров лечился, на Юго-Западном фронте в мае 1942 года началось наступление наших войск на Харьков. А затем последовало контрнаступление фашистских войск по сходному с сентябрем 1941 года сценарию. В результате снова 3 наших армии с подвижными подразделениями оказались в глухом окружении. И снова лейтенант Жаров волею судьбы оказался вне этого гибельного кольца. Выйдя из госпиталя, он сразу же окунулся в тяжелейшие оборонительные бои. Гитлеровские войска, ликвидировав окруженную Барвенковскую группировку наших войск, перешли в наступление. Юго-Западный фронт представлял собой в это время набор разрозненных частей, которые с боями, часто вырываясь из окружений, отходили в восточном направлении. В одном таком отряде из частей 127-й стрелковой дивизии отступал и лейтенант Жаров. Полкам дивизии с большими потерями удалось переправиться через реку Дон в районе станицы Вешенская, где с 12 июля 1942 года они заняли упорную оборону и не пропустили врага на левый берег реки. Юго-Западный фронт был упразднен, а дивизия, в которой воевал Жаров, вошла в состав 63-й армии образованного Сталинградского фронта.

Дивизия в это время после тяжелых боев за Кантемировку и северные районы Ворошиловградской области в составе 3-й танковой армии Воронежского фронта в ходе операции «Звезда» вела бои на подступах к Харькову в районе города Чугуев. Гвардии лейтенант Жаров, став заместителем командира стрелковой роты, сразу окунулся в наступательные бои. Спустя год он волею судьбы оказался у села Скрипаи, которое оборонял в апреле 1942 года. Отсюда его рота повела наступление на южную окраину Харькова. В районе станции Основа его роте пришлось 13-15 февраля участвовать в отражении 15-ти сильных контратак подразделений дивизии СС «Адольф Гитлер». В это же время другие подразделения фронта вели бои непосредственно на улицах Харькова, и 16 февраля город был полностью очищен от врага.

Но уже 19 февраля 1943 года началось контрнаступление немецких войск. Враг все время вводил в бой новые подразделения, но советские бойцы проявили высокие образцы стойкости. Понеся немалые потери, они только за первые 3 дня боев уничтожили 60 танков и штурмовых орудий, 22 бронетранспортера, 30 орудий и более 35 автомашин. Противник потерял убитыми и ранеными более 1000 солдат и офицеров. Огнем пулеметов бывшего подразделения Жарова было сбито 2 бомбардировщика. В разгар этих боев погиб командир роты противотанковых ружей (ПТР), и гвардии лейтенанта Жарова немедленно назначили на эту важную в оборонительных боях должность.

Вместе с другими соединениями, оборонявшимися в Харькове, дивизия оказалась в полном окружении. Был намечен план прорыва из кольца, в котором 62-й гвардейской стрелковой дивизии отводилась роль прикрытия. Так, рота гвардии лейтенанта Жарова и 2 стрелковых батальона в течение 3-х часов сдерживали натиск врага, наступавшего на села Васищево и Лизогубовка, пока прорывающиеся подразделения форсировали реку Уды. А затем они держали оборону, обеспечивая войскам переправу через реку Северский Донец. Понесшая потери в этих боях рота Жарова одной из последних 18 марта 1943 года покинула вражеский берег и переправилась через Северский Донец у все того же села Скрипаи Чугуевского района. Вот уж действительно какой-то фатальный населенный пункт в судьбе Сергея Жарова!

Оставившие Харьков и вышедшие из окружения войска были включены в состав 6-й армии Юго-Западного фронта. Времени на отдых не было, и рота гвардии лейтенанта Жарова в составе полка заняла оборону по реке Северский Донец. В апреле - мае 1943 года с востока стали прибывать завершившие разгром гитлеровцев в Сталинграде войска. Только тогда 62-я гвардейская стрелковая дивизия была выведена в резерв и занялась пополнением своих поредевших рядов. В роту Жарова прибыло необстрелянное пополнение, которое командир должен был обучить обращению с ПТР и, самое главное, преодолеть новичками «танкобоязнь», ведь им в будущем придется противостоять этим стальным чудищам. В этих заботах прошел июнь 1943 года, в котором комроты Жаров стал гвардии старшим лейтенантом. А в июле начались бои на Курской дуге. Но на рубеже реки Северский Донец фронт до поры до времени оставался стабилен.

Сдвинулся он между Чугуевом и Змиевом в августе 1943 года, когда севернее Чугуева войсками 3-х фронтов была проведена успешная операция «Румянцев», и 23 августа 1943 года город Харьков был во второй раз, но уже окончательно, освобожден от врага. В эти же дни началось наступление и на Северском Донце. В сентябре 1943 года 62-я гвардейская стрелковая дивизия была включена в состав 37-й армии Степного фронта, и ее подразделения устремились к Днепру. 27 сентября 182-й гвардейский стрелковый полк вышел на берег могучей реки.

Подготовил А. БОНДАРЬ.