Вы здесь

 

Наука хозяйствовать

Из истории сельскохозяйственного образования на Чугуевщине

Наблюдая, как из года в год Чугуевский район сохраняет областное лидерство в сфере сельского хозяйства, не раз приходилось задумываться о том, что наверняка тому имеются и исторические предпосылки. Внимательное изучение истории родного края подтвердило догадки. Оказывается, наши предки не только умели пахать и сеять, но и постоянно стремились к совершенствованию этого умения. Учились, осваивали новые агротехнологии и успешно внедряли их в хозяйство…

Американские грабли в степях Украины

Чугуевщина издревле считалась краем военных, а не землепашцев. До тех пор, пока Императору Александру I не пришла мысль устроить военные поселения. Суть их заключалась в том, что войска селились на казенную землю, наделялись всем необходимым для ведения хозяйства и должны были служить и хозяйствовать одновременно. При Николае I экономической стороне военных поселений стало уделяться больше внимания, чем даже военной. Командование было заинтересовано в росте благосостояния поселян и делало все возможное для развития военно-поселенческого хозяйства. Не стало исключением и Украинское военное поселение, центром которого был Чугуев.

В июне 1842 года при учебном эскадроне Чугуевского уланского полка вблизи Клугиновки с целью подготовки квалифицированных специалистов в области земледелия и животноводства открылась школа сельского хозяйства. Как отмечалось в приказе о ее учреждении, школа должна была готовить старших и младших вахмистров и ефрейторов, обученных «агрономическому производству практически и теоретически», а также служить «к доставлению военным поселянам образцов улучшенного земледелия и разведения лучших семян хлебов и трав, нужных для округов». Средства на открытие школы в размере более трех половиной тысяч рублей серебром были выделены за счет займа военно-поселенческого капитала Украинского военного поселения.

В школу были набраны лучшие преподаватели, объявления о их наборе публиковались даже в столичных газетах. Ученики отбирались из неспособных к строевой службы кантонистов – так назывались дети военных поселян, с малолетства несущие воинскую службу. Кандидаты должны были иметь возраст старше 18 лет, быть хорошо физически подготовленными, отличаться хорошим поведением и способностями и успешно показать себя в учебе. От каждого эскадрона в школу назначалось по два кантониста, всего 32 человека. Кроме того, в школе могли обучатся и нижние чины. Все содержание - провиант, одежду, «приварочные и на опрятность» деньги воспитанники получали от своих эскадронов. Для библиотеки школы приобретались практически все книги, которые «могли быть в ней полезны». Обучение было рассчитано на три года, но «отличнейшие» воспитанники могли быть выпущены через два. Они становились унтер-офицерами, а затем, при наличии вакансий в полку, поступить в старшие или младшие вахмистры.

В 1842 году в школе было 42 ученика, в 1843 – 38. Они делились на младшее и старшее отделения. Ученики младшего отделения изучали Закон Божий, арифметику, читали хозяйственные книги, упражнялись в чистописании и писании под диктовку.

Школа была на полном самообслуживании. Воспитанники сами обеспечивали себя всем необходимым – обрабатывали огород, заготавливали овощи на зиму, кашеварили, выпекали хлеб, шили одежду и обувь… Работа и учеба занимали почти все время, трудиться приходилось с 5 утра до 10 вечера.

При Чугуевской школе сельского хозяйства работала ферма, где разводили волов, коров, лошадей, овец, разнообразные виды домашней птицы. Учащиеся сами ухаживали за скотом, одновременно изучая животноводство и обеспечивая школу мясом. Интересно, что коровы приобретались обыкновенной местной породы, чтобы «сию последнюю усовершенствовать содержанием и уходом».

Зимой ученики постигали теорию сельского хозяйства, а летом работали на пришкольном поле размером в 166 десятин. Работы на полях начинались 2 апреля, а заканчивались 12 ноября. Помимо получения высоких урожаев и новых агротехнических знаний, Чугуевская земледельческая школа помогала улучшить состояние всего сельского хозяйства военных поселений. Постоянно проводились агрономические эксперименты и исследования. Воспитанники школы выращивали на опытных полях семена и рассылая их для общественных запашек. Из каждого округа в училище доставлялся грунт, для проведения почвенного анализа. После проведения опытов, разрабатывались рекомендации по высадке тех или иных сельхозкультур отдельно для каждого округа. На огородах школы росли новые, не традиционные для данного региона культуры - рапс, различные сорта репы - майская, венская, сахарная, желтая…

Интересны эксперименты поселян по внедрению новой сельскохозяйственной техники. Например, для сбора сена использовали американские конные грабли. Их изготовляли в Чугуевской земледельческой школе и испытывали на школьных полях в присутствии всех учеников. Выяснилось, что американские конные грабли по сравнению с обычными ручными граблями оказались намного эффективнее. Сравнительный эксперимент проводился следующим образом. Для уборки сена американскими конными граблями на одной десятине земли поставили трех поселенцев, из которых двое управляли граблями, а один правил конем. Для составления сена в копны обычным ручным способом еще на одну десятину поставили шестерых поселенцев. В первом случае, работу закончили за два часа, а во втором - за шесть. Следовательно, американские грабли при трех работниках и одной лошади заменяли восемнадцать работников при обычном ручном сборе сена. Правда, на неровной почве американские грабли было неэффективно, так как сено собиралось не полностью. А при обилии кротовых холмиков грабли могли даже поломаться. Но на ровной земле преимущества технической новинки были бесспорны…

Еще одной новинкой стала молотильная машина Новицкого. Созданная помещиком –полковником, она отличалась дешевизной запчастей, в большинстве своем деревянных, и высокой производительностью. Поэтому руководство Украинского военного поселения ходатайствовало о приобретения у Новицкого авторского права на использование молотильной машины в округах за счет средств Чугуевской земледельческой школы. Затраченные средства планировалось вернуть от продажи качественного зерна. И в 1849 году в Чугуевской земледельческой школе выпустили и испытали первую молотилку Новицкого.

Вообще, вся техника и орудия труда, используемые школой, были только вначале изготовлены мастерами в военно-рабочем батальоне. В дальнейшем школьники производили все сами. Они разработали и изготовили 8 видов различных моделей плугов, а также сошки, кочкорезы, сеялки, маслобойки, бороны…

Воспитанников школы обучали и различным ремеслам - столярному, плотничьему, бондарному, колесному делу; плетению корзин и лукошек из соломы, кузнечному, сапожному и портняжному мастерству. Учителями были мастеровые военно-рабочего батальона и временных рабочих рот. Также в программу обучения входили правила кладки печи. В результате, количество пожаров в поселениях значительно уменьшилась.

Новые модели молотильных и других машин, мельницы и печи, плуги и бороны, косы, продукты сельского хозяйства; разнообразные изделия из выдубленных овчин, шелк, коконы, черепицу, решетки, шляпы, плетеные изделия и множество других достойных внимания предметов производства Чугуевской сельскохозяйственной школы были представлены на выставке, проходившей в 1850 году в Санкт-Петербурге. По итогам этой выставки, мужские и женские соломенные шляпы, изготовленные воспитанником школы рядовым Амвросием Мартынюком, были выбраны Высочайше утвержденной Лондонской комиссией для отправки на всемирную выставку. Сам Мартынюк получил вознаграждение в 5 рублей серебром из доходов школы. Несколько школьников были за участие в выставке были награждены почетными грамотами и медалями.

Похвальные грамоты и другие награды школьники получали и за отличную учебу. При выпуске отличники школы получали чин унтер-офицера и назначались учителями-агрономами в сельскохозяйственные фермы-школы в Новороссийском военном поселении. А самые лучшие из выпускников могли продолжить обучение в престижных учебных заведениях Российской империи. Так, например, в 1846 году Военный совет рассмотрел ходатайство департамента военных поселений и направил двух лучших учеников Чугуевской земледельческой школы Григория Муранца и Василия Сергеева продолжить обучение в течение года в Московской земледельческой школе. Там они освоили, в частности, процесс выработки и дубления разноцветных овчин – ремесло, считавшееся необходимым в военных поселениях.

В 1852 году, за счет ежегодных доходов Чугуевской фермы-школы от продажи продуктов сельскогохозяйства и изделий ремесленников был погашен заем на ее открытие. Все доходы школы отныне тратились на улучшение ее хозяйства.

Упразднена школа была вместе с упразднением военных поселений. До конца своего существования она была прибыльной и находилась на полном самообеспечении…

История социализма для агрария

Следующая попытка дать новый импульс развитию сельскохозяйственного образования на Чугуевщине состоялась через 60 лет после отмены военных поселений. Наша газета уже писала о том, как в 1918 году в Чугуев мог переехать из Харькова сельскохозяйственный вуз (см. статью «Чугуевский институт: несбывшаяся мечта» в № 25 «Красной звезды» от 19 июня). Мог, но так и не открылся…

Зато два года спустя, в 1920 году в Чугуеве был открыт сельскохозяйственный техникум. Правда, вскоре Чугуевский Уездный отдел народного образования постановил преобразовать техникум в сельскохозяйственную школу с двухлетним курсом, которая через два года могла дать вполне подготовленных инструкторов по полеводству и животноводству из крестьянской и рабочей среды.

Школа была открыта 18 ноября 1921 года в здании бывшей мужской гимназии (район современного автовокзала «Чугуев»). Как сообщала через несколько дней после открытия чугуевская уездная газета «Власть советов», от поступающих в первый класс требовалось знание в полном объеме трех классов советской школы или начального училища. Не имевшие удостоверений об окончании учебных заведений подвергались вступительному по экзамену. При школе действовал приготовительный класс, куда могли поступить выпускники сельских школ. В нем преподавались общеобразовательные предметы - украинский и русский языки, естествознание, физика, химия, математика, история культуры, немецкий язык и другие.

Первых классов в школе было два, один имел полеводческий профиль, другой - животноводческий. В них изучались как общеобразовательные предметы - украинский язык, словесность, математика, история социализма и советского строительства, так и специальные и сельскохозяйственные - прикладная ботаника, прикладная зоология, санитария и гигиена, иностранная техническая литература, метеорология, почвоведение, минералогия, геология, организация сельскохозяйственного промысла со счетоводством, общее земледелие, частное земледелие, общественная агрономия, опытное дело в земледелии, машиноведение с механикой, анатомия и физиология животных, общее животноводство, частное животноводство, крупный рогатый скот, молочное хозяйство…

Преподавание в школе делилось на лекционное и практическое, а учебный год был разбит на три триместра, из которых два были посвящены учебе, а третий - практическим занятиям в культсовхозе. Почти одновременно с открытием школы начались работы по организации фермы для практических занятий.

Обучение в школе было бесплатным. Однако в первый учебный год, учитывая недостаток продовольствия, родители учащихся должны были сами обеспечивать своих детей едой. Т только с осени 1922 года, после сбора нового урожая планировалось обеспечивать школьников продовольствием. Причем обеспечивать должны были сами учащиеся, работая на сельскохозяйственной ферме.

«Необходимо нашему крестьянству воспользоваться случаем и послать в сельскохозяйственную школу как можно больше сыновей и дочерей, - призывала газета. - Тогда через два года у нас в каждом селе будут ученые инструкторы по сельскому хозяйству из крестьянской среды, которые научат крестьян правильно обрабатывать землю и получать лучшие урожаи хлебов, чем и выведут село из тисков голода и нужды».

Мы не знаем точно, сколько специалистов подготовила Чугуевская сельскохозяйственная школа. Только двенадцать лет спустя, в 1933 году наличие таких специалистов вовсе не спасло крестьян от еще более ужасных «тисков», уготованных им советским правительством…

Артем ЛЕВЧЕНКО, «Красная звезда»